Статьи


Статья главного архивиста

 МКУ «Городской архив»

г. Магнитогорска

О. А. Самохиной.



Забвению не подлежит


Им не поставят, верно, обелисков.
Им всем хотя бы груз заклятья снять, Но ещё долго горестные списки
Бесстрастно будет время пополнять.
Т. Мухаметшина.


30 октября в России — День памяти жертв политических репрессий, согласно постановлению Верховного Совета РСФСР от 18 октября 1991 года. В истории нашей страны немало было трагических событий, одно из них массовые репрессии 1930-х годов - «ликвидация кулачества как класса», разрушившая жизни миллионов людей, к сожалению, лишь по определению Верховного Суда Российской Федерации от 30 марта 1999 года, стала считаться политической репрессией.

Взяв курс на индустриализацию в 1925 году, советское руководство столкнулось с проблемой нехватки средств и рабочих рук для промышленности. Получить то и другое можно было, прежде всего, из аграрного сектора экономики, где к концу 20-х гг. было сосредоточено 80% населения страны. В декабре 1927 г. ХV съезд ВКП(б) принял специальную резолюцию по вопросу о работе в деревне, в которой провозгласил «Курс на коллективизацию».  «Кто не идет в колхоз, тот враг советской власти" - таков был лозунг коллективизации. Насильственная коллективизация и раскулачивание вызвали протест крестьян, которые не желали отдавать свое имущество в колхозы или коммуны. Раскулачивание стало одним из средств

осуществления коллективизации: крестьян, не желающих вступать в колхозы

на законных основаниях, можно было репрессировать как кулаков или им сочувствовавших - «подкулачников».

Переход к политике коллективизации начался летом 1929 года и совпал с началом строительства Магнитогорского металлургического комбината.

 30 января 1930 года политбюро ЦК ВКП(б) приняло постановление «О мероприятиях по ликвидации кулацких хозяйств в районах сплошной коллективизации». Согласно этому постановлению кулаки были разделены на три категории: первая категория - контрреволюционный актив, вторая категория – богатые кулаки и полупомещики, третья категория- остальные кулаки. Члены семей кулаков 1-й категории и кулаки 2-й категории подлежали выселению в отдалённые местности СССР или отдалённые районы данной области (края, республики) на спецпоселение. Кулаки, отнесённые к 3-й категории, расселялись в пределах района на специально отводимых для них за пределами колхозных массивов землях.

Инструкция предполагала выселение примерно 3-5 % от всего числа крестьянских хозяйств. В начале 1930 года в Магнитогорске и его окрестностях по решениям местных органов власти началось выселение кулаков за пределы области с конфискацией имущества. В соответствии с общим планом "раскулачивания" бюро Уралобкома ВКП(б) от 5 февраля 1930 г. (протокол № 5, п. 1) определило порядок проведения работ и установило по районам следующее количество кулацких хозяйств, подлежащих выселению из пределов Челябинского округа на север Уральской области: Магнитогорский район 170 хозяйств, Кизильский район 90 хозяйств, Верхнеуральский район 205 хозяйств, Увельский район 300 хозяйств, Варненский район 190 хозяйств, Полтавский район 91 хозяйство Нагайбакский район 144 хозяйства. Следует отметить, что местные власти дабы «перевыполнить план» увеличивали количество выселяемых хозяйств.

В архивном фонде Магнитного районного сельского совета имеется следующий документ:

 « Инструкция о порядке переселения кулаков из пределов В-Уральского района Уральской области»

1.Переселение кулаков из пределов В-Уральского района проводится согласно списков с/советом…

2…Переселению подлежат только те кулацкие семьи, в составе которых имеется не менее 1-го трудоспособного мужчины в возрасте от 18 до 50 лет, обязательно вместе со всеми членами семейства.

…9.Выселяемые обязательно должны быть снабжены сухим пайком на 5 суток и могут взять с собой багаж в мягкой таре 50 пуд.

…13.Все выселяемы должны быть доставлены на сборный пункт»

Списки тех, кого раскулачивали, составлялись местными органами и властями. Эти самые списки принимались сельскими сходами и утверждались райисполкомами. На партийных съездах все чаще и чаще звучали лозунги, призывающие к борьбе. Что самое интересное, призывы эти не носили за собой законности. С целью придания этому процессу правовой основы ЦИК и СНК СССР приняли 1 февраля 1931 года постановление "О предоставлении краевым (областным) исполкомам и правительствам автономных республик права выселения кулаков из пределов районов сплошной коллективизации сельского хозяйства" 

 По каким же критериям определялись тяжесть нанесения вреда Советской власти ? В Магнитогорском архиве хранятся документы, которые дают нам представление о том, кого считали кулаками.  

В «Списке кулацких хозяйств по Черниговскому с/совету Магнитного района, подлежащих выселению на основании решения общегражданских собраний» в графе «имя и характеристика» читаем следующее: «ИВАНОВ… кулак до и после революции, был в белой армии, неплательщик государственных налогов, не признает советскую власть…; МОРОЗОВ… До революции середняк, нажил все хозяйство в голодовку, имел кузницу и маслобойку…; НОСКОВ… скрытая форма эксплуатации, занимался скупкой имущества, лишенец…; РОМАНЕНКО… активный агитатор против Советской власти, в данное время крепкий кулак, случайно попал в состав коммуны…»

Начинаешь понимать, что все это страшная реальность, коснулась многих людей, наших земляков, причисленных в свое время к «чуждым элементам». В ссылку без суда и следствия были отправлены десятки тысяч мужиков и баб, вся вина которых заключалась только в том, что они хорошо работали и не вписывались в новую политическую систему.

 Из архивных документов: 

«Совершенно секретно… Магнитогорский район 

Анкета 

ЮРКИН Николай Иванович, пос.Магнитный, род.1888г., 

количество членов семьи: жена 40 лет, сын Петр 9 лет, дочери Нина 5 лет, Зоя 2 г.

Сведения об антисоветской деятельности: по всем проводимым компаниям выступал на собраниях против. Имеет связь с раскулаченным шурином, который в данное время находится в Тобольском округе и выступает против коллективизации, и говорит, что разоряют крестьян» 

 В районах коллективизации, согласно инструкции, у кулаков конфисковывали «средства производства, скот, хозяйственные и жилые постройки, предприятия производственные и торговые, продовольственные, кормовые и семенные запасы, излишки домашнего имущества, а также и наличные деньги».

Из архивных документов:

«Протокол № 9 собрания бедноты хутора Воздвиженского … 27 января 1930 года. …На сходе присутствуют 20 человек.

Мы беднота пос. Воздвиженского все как один просим Возвиженский с/с принять самые решительные меры воздействия к зажиточным верхушкам силы, как злостно разбазарившим свой скот и инвентарь… вплоть до конфискации всего имущества…, и выселению из предела Уральской области. И в то же время мы вступаем в колхоз согласно списка…» 

В домах зажиточных крестьянских семей, причисленных к «кулакам» составлялась опись всего имущества, которое подвергалось конфискации. В описи указывалась примерная стоимость вещей, составлялся «Торговый лист на продажу имущества, принадлежащего раскулаченному», имущество распродавалось на торгах. Вещи, что не смогли продать, раздавали беднякам.

«Опись имущества у гр-на пос. Магнитного ТАСКАЕВОЙ Евдокии Васильевны:

Дом трехкомнатный, ...баня деревянная, ...телка, коза, зеркало, стол крашеный, койка деревянная, подушки, …детское одеяло, ...платья девичьи, юбки девичьи, шуба старая, тулуп старый, шаль шерстяная, тарелки, вилки, ножи, часы…» и т.д

В некоторых семьях уже взрослые дети не были согласны со своими родителями – кулаками, а возможно боясь репрессий, активно поддерживали новую власть.

 Из архивных документов: 

«Характеристика на семейство выселяемого КОРНЕВА. «Семейство КОРНЕВА состоит: жена Корнева Мария Ивановна..., которая вела себя так же как ее муж Егор, относилась с ненавистью к бедноте. Сын Василий враждебно смотрел на бедняцкую молодежь… Жена КОРНЕВА Василия Александра, взятая из хозяйства кулацкого типа, смотрит на все мероприятия враждебно как ее муж.

 Второй сын КОРНЕВ Алексей отошел от отца, служил в 1920-1921 годы в рядах Красной Армии и вел себя активно по всем советским мероприятиям. Жена его из хозяйства середняцкого проявляла себя пассивно, но агитации против мероприятий советской власти замечено не было. Лишены голоса: Корнев Егор,…Мария Ивановна,…Василий, …Александра.

…Сын Алексей и жена его Парасковья в правах голоса восстановлены»

Первый правовой акт, который позволил приступить к массовому освобождению из кулацкой ссылки людей, было постановление Совета Народных Комиссаров СССР от 22 октября 1938 г. "О выдаче паспортов детям спецпоселенцев и ссыльных". Согласно этому постановлению дети раскулаченных спецпоселенцев получали паспорта по достижению 16 - летнего возраста, на спецпоселение не становились и могли покинуть поселки. Постановлением Совета Министров СССР № 912-294 от 5 марта 1948 года продолжилось освобождение бывших кулаков на территории СССР и спецпоселение бывших кулаков на территории нашей области считалось ликвидированным. В послевоенный период продолжилось освобождение от «кулацкой ссылки». В 1954 году по Постановлению Совета Министров СССР последние кулаки-переселенцы получили свободу и права, и разрешение вернуться домой.

Но лишь по определению Верховного Суда Российской Федерации от 30 марта 1999 года раскулачивание стало считаться политической репрессией, применявшейся в административном порядке местными органами исполнительной власти по политическим и социальным признакам,

и в настоящее время согласно Федеральному закону № 1761-1 от 18.10.1991 года «О реабилитации жертв политических репрессий» проводится реабилитация лиц, подвергшихся раскулачиванию, а также членов их семей. Членам семьи, пострадавшим от репрессий, возвращается имущество или его стоимостное выражение согласно описи.

Работниками магнитогорского городского архива были изучены документы районных и сельских Советов рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов по факту раскулачивания граждан. Полученная информация была передана в Государственный комитет по делам архивов Челябинской области для создания Книги памяти "Раскулаченные. Челябинская область". Созданная работниками государственных и муниципальных архивов Челябинской области электронная база позволит людям получить более точные сведения о документах, подтверждающих факт раскулачивания родственников.

Невозможно изменить ход истории и исправить все ошибки прошлого, но можно вернуть доброе имя людям и сохранить память о них.

ф. 7, оп. 1, д. 26, л. 8


ф. 7, оп. 1, д. 28, л. 50.


ф. 7, оп. 1, д. 28, л. 21.



Ведущий архивист МКУ «Городской архив»

г. Магнитогорска Г. Мироненко


Помощь Магнитогорска городу Курску.


В этом 2020 году наша страна отмечает 75 – летие Победы в Великой Отечественной войне. В дни юбилейных мероприятий, посвящённым этой памятной дате, городам Челябинску и Магнитогорску было присвоено звание «Город трудовой доблести». И город Магнитогорск бесспорно заслужил это звание.

Газета «Правда» от 9 июля 1943 года писала «Пушки и самолёты, миномёты и боеприпасы сделаны из стали, выплавляемой боевым отрядом рабочего класса, нашими металлургами. Три знамени завоевали металлурги ММК (имелось в виду переходящее Красное Знамя ГКО). Своей героической работой магнитогорцы умножают славу Урала, ставшего металлической опорой нашего фронта».

За время войны тыловая Магнитка ещё не раз будет отмечена правительственными наградами за свои трудовые подвиги у мартеновских печей, на строительстве домен, у станков, на которых изготавливались снаряды. Не смотря на потерю огромных территорий и важнейших индустриальных районов, страна сумела выстоять в этой кровопролитной войне благодаря самоотверженному труду миллионов советских людей. И не последнюю роль в этом сыграла Магнитка, ведь, как известно, каждый третий снаряд и броня каждого второго танка в годы войны были сделаны из магнитогорской стали. 

Тыловая Магнитка помогала не только фронту, но и оказывала помощь жителям освобождённых от фашистов районов. Одним из этих городов был город Курск.

Уже 29 августа 1941 года вражеская авиация бомбила Курский железнодорожный узел, а в ночь на 3 ноября по приказу командования Курск был оставлен советскими войсками. Немецко - фашистские оккупанты пробыли в г. Курске свыше 450 дней и ночей. 8 февраля 1943 года Курск освободила 60 – я армия под командованием генерала Ивана Черняховского.

В феврале 1943 года Челябинский, Свердловский и Пермский обкомы партии обратились в ЦК ВКП (б) с просьбой разрешить за счёт внутренних ресурсов трёх областей создать добровольческий танковый корпус. В первые дни его формирования в Магнитогорске было подано 4600 заявлений. Труженики Магнитки собрали на боевое оснащение корпуса 6,5 миллиона рублей. Согласно постановлению обкома партии от 14 апреля 1943 года «поступившие добровольцы… физически здоровые, морально устойчивые и беззаветно преданные партии Ленина – Сталина и советской Родине бойцы». Боевые машины с Урала прошли путь от Курской дуги до Берлина и Праги. За героизм, проявленный в боях, корпусу было присвоено звание «гвардейского».

К концу марта 1943 года, когда завершилась зимняя наступательная кампания Советской Армии, почти вся территория Курской области была очищена от врага. Но на линии фронта образовался выступ, получивший название Курская дуга. Командования вермахта планировали на Курском выступе окружить и уничтожить советские войска, взять своеобразный реванш за Сталинград и вновь захватить Курск.

5 июля 1943 года на Курской дуге началась жесточайшая битва, которая длилась 49 дней до 23 августа. В этом небывалом сражении века приняли участие более 4 млн. человек, до 70 тыс. орудий и минометов, около 13 тыс. танков и самоходных орудий и до 12 тыс. боевых самолетов с обеих сторон. Курская битва закончилась победой наших войск и завершила коренной перелом в ходе войны

Отступавшие под натиском наших войск немецкие захватчики разоряли и жгли всё на своём пути. В ходе жесточайших боёв за освобождение Курска город очень сильно пострадал и нуждался в помощи.

Магнитогорск вместе с «трудящимися Челябинской области» принял активное участие в восстановлении хозяйства Курской области.

Уже в сентябре 1943 года для Курской области была погружена первая партия станков, деталей и инструментов. 7 октября, как писала газета «Магнитогорский рабочий», «от имени трудящихся Сталинской Магнитки отправлен эшелон с подарками – 52 вагона. В составе этих вагонов были 7 вагонов черновой стали, такое же количество литейного чугуна, 15 вагонов сортового железа, 2 вагона калибровочной стали, три вагона цемента, вагон шамотно – динасового кирпича. Кроме того, в Курскую область была отправлена большая партия кроватей, различного инвентаря, гвозди, хозяйственная посуда, печные приборы, столы, стулья, табуретки».

Весь хозяйственный инвентарь, который готовился для отправки, изготавливался в цехах во внеурочное время и в выходные дни.

Коллектив драматического театра имени А. С. Пушкина также подготовил подарки для Курской области и отправил четыре вагона с 40 тоннами разного железа, 200 кроватями, 400 комплектами ножей, вилок и ложек. Также было послано 100 штук чугунных печей, 500сит и ещё различный инвентарь и инструменты.

Город Магнитогорск как и другие тыловые города Урала оказывал во время войны помощь освобождённым городам, таким как Сталинград или блокадный Ленинград и многим другим городам и областям, пострадавшим от фашистских захватчиков.









Гл. архивист  МКУ «Городской архив»

г. Магнитогорска   Рыжкина О. В.

                                       

(к Указу Президента РФ

от 29.05.2017 г. № 240

«Десятилетие детства»)


          «Здравствуй, лето!» - об отдыхе детей в пионерских лагерях 60 – 70-х годов прошлого столетия.


            Лето – самая прекрасная и долгожданная пора для школьников. Как много чаяний и надежд они возлагают на это время года. Родители и педагоги тоже заботились об отдыхе детишек заранее. Многие из ребят проводили каникулы в загородных лагерях, другая часть – в городских лагерях при школах и Домах творчества.

            Первые пионерские лагеря стали появляться в 20-х годах прошлого столетия. В послевоенный период, вплоть до 1990-х годов, большинство лагерей в СССР создавалось по профсоюзному или ведомственному принципу — при предприятиях и учреждениях для детей сотрудников. Они строились в окрестностях каждого города теми же предприятиями. Изначально пионерские лагеря были со скромными, почти спартанскими, бытовыми условиями, но к 1960-м годам превратились в настоящие санатории для детей.

            Располагались лагеря в лесных районах, недалеко от рек или озёр, вдали от трасс и промышленных зон. Их двери были открыты каждое лето для детей от 7 до 15 лет, а отряды формировались по возрасту. Каждая смена длилась 24 дня, за лето всего проводилось 3 смены. 

            В целях успешного проведения летней оздоровительной компании среди детей школьного возраста 24 мая 1960 года Магнитогорский горсовет обязал руководителей хозяйственных организаций, имеющих загородные пионерские лагеря, совместно с профсоюзными организациями  до 1 июня полностью отремонтировать их и обеспечить необходимым количеством спортинвентаря, играми, литературой, аптечками, противопожарными средствами.

            До 1 июня загородные пионерские лагеря должны были укомплектоваться воспитателями, руководителями юннатских и географических кружков, пионервожатыми, медицинским персоналом, физическими руководителями.

            Детские оздоровительные учреждения обеспечивались бесперебойным снабжением высококачественных продуктов в нужном количестве и разнообразном ассортименте.

            Комфортность в каждом лагере, как правило, зависела от спонсирующей организации. Свои пионерские лагеря были у калибровочного завода, металлургического комбината, треста «Магнитострой. С каждым годом в оздоровительные сезоны планировалось привлекать все больше детей.

            В мае 1960 года на летний отдых в пионерский лагерь «Уральские зори», который был расположен в районе Банного озера, было отправлено около 300 детей работников калибровочного завода. За весь летний период здесь побывало 900 школьников «…что составило на 200 человек больше, чем в прошлом году».

            Тем временем, в пионерский лагерь Абзаково было отправлено 625 детей работников строительных управлений треста «Магнитострой», в лагерь им. А. Матросова, который располагался в селе Абзаково, отправилось около 1000 детей работников метизно – металлургического завода.

             Оздоровительные сезоны были открыты в таких пионерских лагерях, как «Сосновый бор», «Озерное», «Горное ущелье», «Горный воздух» «Орленок» и др.

            В 1960-е годы продолжалось активное строительство новых корпусов и административных зданий.

            Так, например, в пионерском лагере «Уральские Зори» и детской даче дошкольников калибровочного завода, также как и в заводском доме отдыха «Березки» на Банном озере, ежегодно строились новые помещения, образуя большой комплекс для отдыха трудящихся завода и оздоровления их детей.

            В 1967 году на средства из фонда калибровочного завода коллективом ОКСа была построена новая дача на 200 детских мест. В строительстве большую помощь оказывали студенты индустриально – педагогического техникума профтехобразования группы № 48 под руководством мастера Л. Н. Березкиной.

             Все пионерские лагеря работали строго по плану, учитывая задания областного и городского советов. В программе был предусмотрен праздник здоровья, КВН, игры, фестивали, прощальный костер. Также для ребят проводились интересные экскурсии в лес, купание, спортивные соревнования.

            Наверняка запомнился детям строителей Магнитки, отдыхавшим в пионерском лагере «Орленок» праздник, посвященный дню строителя 1969 года. Ребят тогда приехал поздравить ветеран Магнитки А. Г. Кувшинов. Он зажег факел и вручил его лучшим пионерам «республики, которые затем зажгли огонь у обелиска первым строителям города и  возложили цветы к его подножию. После праздника пионеры провели смотр инсценированной песни, где победу одержал отряд, представивший музыкальную  композицию «Краснодонцы».

            Благодаря инициативе объединенного комитета профсоюза треста «Магнитострой» лагерь все время совершенствовался. В 1972 году в «Орленке» были установлены новые аттракционы, на приобретение которых было израсходовано 6 тысяч рублей. До неузнаваемости преобразилась столовая, в обеденных залах которой появились новые столики и стулья из цветного пластика. При наличии малого плавательного бассейна, готовился к введению второй, большой бассейн.

            Отдых пионеров сочетался со многими формами воспитания, в частности, с воспитанием, основанном на трудовых традициях строителей. Так, в лагере была создана фотогалерея передовиков треста «Магнитострой» с полезной и поучительной информацией.

            В пионерских лагерях у детей были безграничные возможности проявить свою инициативу, организаторские умения, творческие способности.

            В 1968 году в пионерском лагере «Сосновый бор» детям полюбились так называемые дни мальчиков и девочек, которые позволяли демонстрировать свои знания и умения девочкам в салонах «Модница», «Мамины хозяйки», «Элегант», а мальчикам - в кружках технического творчества.     В лагере проводились малые олимпийские игры, «Зарница», вечер «Годы и песни тревожной молодости»… Также, существовала своя радиогазета, в которой юнкоры провозглашали имена ребят, отличившихся, например, в сборе лекарственных трав или победителей по спортивным соревнованиям…

Кстати, в 1970-е годы «Сосновый бор» являлся единственным загородным лагерем, работавшим по принципу «Артека». В нем не было отрядных воспитателей – только вожатые. Все держалось на системе самоуправления, дети себя чувствовали полновластными хозяевами. Каждая из дружин работала по своему плану, учитывая общий план лагеря. Также дружины соревновались друг с другом, а каждый отряд дружины и каждое звено в нем боролось за первенство.

         В 1979 году соревновательный дух привел к тому, что «Сосновый бор» оказался в первую смену единственным лагерем, где были сданы все нормативы комплекса ГТО.

         В лагере существовал пионерский театр «Веселый гном», которым руководил преподаватель горно – металлургического института Г. С. Богданов. Была обустроена библиотека, изостудия «Фантазия» под руководством Л. А. Выходцевой.

         Традиционно, каждую смену здесь выбирались «Мисс Сосновый бор» и «Рыцарь Соснового бора», проводились спортивные соревнования, «Зарница»  и др. На «монетном дворе» - в кружке юного техника, изготавливались олимпийские медали для победителей.

            Для ребят, которые на лето оставались в городе, были созданы городские лагеря при школах (№№ 50, 30, 10, 16..). Многие родители с удовольствием отправляли детей в городской лагерь, чтобы они не оставались без присмотра. В учебных классах были оборудованы спальни, комнаты для игр, при школьном дворе – игровые площадки. Дети были обеспечены трехразовым питанием.

         Школьники объединялись в пионерские дружины, совершали коллективные походы за город, проводили громкие читки книг, шахматно – шашечные турниры и другие интересные мероприятия. Учитывая, что с 1960-х годов воспитательная работа в лагерях стала превалировать над оздоровительной, а основой в педагогической работе по-прежнему оставалось идеологическое воспитание, зачастую в планах отражались такие мероприятия, как: достойная встреча 50-летия Ленинского комсомола и 100-летия со дня рождения В. И. Ленина, заочные путешествия по ленинским местам и т.д.

В 1969 году к числу лучших были отнесены лагеря школ № 57 (начальник А. М. Бибарсова), № 60 (начальник М. Г. Будилов), № 53 (начальник Н. Н. Колесова).

            В этот год учащиеся школы № 53 очень увлеклись морем. Мальчишки и девчонки представляли себя моряками и штурманами и на этой почве даже сдружились с морским клубом ДОСААФ, при котором существовала морская школа. В летние каникулы на водной станции ДОСААФ ребятня могла попробовать свои силы в морском пятиборье, хождении на яхтах под парусом, плавании....

             Некоторые городские лагеря работали в определенном направлении. Так, при школе № 57 был организован спортивный лагерь «Дельфин». Дважды в день ребята отправлялись на тренировки: пловцы – в бассейн, гимнасты – в зал, гребцы – на Урал. За лето 1979 года здесь отдохнуло 327 юных спортсменов. Помимо тренировок ребята отправлялись в туристические походы, встречались с писателями, поэтами города, а при необходимости участвовали в сельскохозяйственных работах.

         Счастливым и беззаботным было лето 60-70-х годов для детей СССР!


 


Гл. архивист  МКУ «Городской архив»  

г. Магнитогорска О. В. Рыжкина

«За родную землю» - о магнитогорцах, воевавших на полях сражений в годы Великой Отечественной войны.


В 2020 году наша страна отмечает 75 лет Победы в Великой Отечественной Войне.

9 мая 1945 года страну облетело радостное известие о победе над фашистско - немецкими захватчиками. Согласно акту о военной капитуляции, Германское Верховное Командование издало приказ всем немецким командующим сухопутными, морскими и воздушными силами, находящимся под германским командованием, прекратить военные действия  в 23 часа 01 минуту по центрально – европейскому времени 8 мая 1945 года.

Война продолжалась 1418 дней. Бесценный вклад в победу внесли труженики легендарной Магнитки. За годы войны на фронт из города ушли более 30 тысяч человек,  из них погибли или пропали без вести 14 тысяч человек.

Сегодня я хочу обратиться к воспоминаниям наших земляков, достойно прошедших войну. Они не являются коренными магнитогорцами, так как наш город был слишком молод на момент войны, но их документы бережно хранятся в городском архиве, как выдающихся личностей города Магнитогорска.

 «В этих воспоминаниях нет ни капельки вымысла или даже домысла... У памяти есть свое неоспоримое преимущество - она является непосредственным свидетелем, а нередко и участником запомнившегося события…». Эти слова приведены из «Записок авиационного штурмана», автором которых является участник боевых действий, штурман звена дальних бомбардировщиков, проведший три года из четырех на фронте в частях и соединениях авиации Дальнего Действия, кавалер семи государственных наград - Евгений Петрович Эктов.

Перед войной Евгений Петрович окончил Челябинское военное авиационное училище (1940 г.), которое отличилось в годы Великой Отечественной войны тем, что в его стенах подготовилось 25 выпусков штурманов, 18 выпусков стрелков – радистов, около 10 тысяч авиационных специалистов. Полученные здесь знания и опыт штурману Эктову пришлось применять на практике уже совсем скоро. Так, 28 июня 1941 года он совершил свой первый боевой вылет на бомбардировщике в районе белорусского города Бобруйск, нанося удары по танковым колоннам гитлеровцев.

«В то время гитлеровские коршуны безраздельно господствовали в воздухе. Господствовали потому, что большинство боевых самолетов Красной Армии, особенно истребителей в прифронтовой полосе, оказались уничтоженными на аэродромах, так и не сумев подняться в воздух. А гитлеровцы все наглели и наглели. Фашистские летчики ежедневно появлялись над Курском, разбрасывая листовки, извещавшие население города о предстоящих налетах гитлеровской авиации с указанием даты и времени бомбежек города. Психическая атака продолжалась и с воздуха…».

Конечно, советские летчики не бездействовали. С отдаленных аэродромов они продолжали свои вылеты по вражеским колоннам, неся при этом невосполнимые потери.

Е. П. Эктов принимал участие в боевых действиях на территории Восточной Европы, в штурме Будапешта, Кенигсберга… Свои впечатления от наступательной операции на  «последнюю цитадель фашизма» - Берлин, которая произошла с 15 по 16 апреля 1945 года, он описывает в «Записках…»: «Чье сердце не содрогнется  от города – паука, логова фашизма и мракобесия. И вот теперь мне и моим боевым друзьям - однополчанам предстояло бомбить этот город – спрут  глубокой ночью… Ослепив и взломав оборону противника артиллерией и авиацией, в прорыв рванулись танки и пехота. Только за сутки, с 15 по 16 апреля, в Берлинской операции Советская авиация совершила около 17 тысяч боевых самолетовылетов. Подчеркиваю – только за одни сутки!».

9000 орудий и миномётов, а также более 1500 установок РС БМ-13 и БМ-31 в течение 25 минут обстреливали первую полосу немецкой обороны на 27-километровом участке прорыва. С началом атаки огонь артиллерии был перенесён вглубь обороны, а на участках прорыва были включены 143 зенитных прожектора.

«От напряжения, необычности боевого задания (противозенитный маневр), длительности, сложности  и ответственности полета тело как бы наливается свинцом. Чертовски устал, откидываюсь в кресле, вытягиваю вперед ноги. Но тут же беру себя в руки. Убираю из гнезда прицел для бомбометания. Приподнимаюсь в кресле и включаю радиополукомпас. В наушники шлемофона врывается мощный голос знакомого певца:

Ну-ка, враг, ты нас лучше не трогай,

Не балуйся у наших ворот,

А не то встанет грозный и смелый,

Наш хозяин – советский народ. 


Слова этой песни я не раз слышал до этого, но сегодня они приобрели совершенно другую окраску, какую-то новую, необоримую силу… Сегодня вечером - снова в бой. И вновь, вероятно, на Берлин. Советские чудо-богатыри продолжают штурмовать его. Им очень нужна наша помощь! И мы окажем ее ради долгожданной, теперь уже недалекой Победы».


Действительно, совсем скоро вспыхнуло яркое солнце долгожданной Победы! Через полмесяца Берлин пал, а еще через восемь дней гитлеровское командование безоговорочно капитулировало.

Е. П. Эктов был горд тем, что являлся участником и творцом этого всемирно-исторического события.

Память о минувшей войне он передал через свой литературный опыт в надежде на то, что «…воспоминания откроют еще одну, а может и не одну, безвестную могилу и позволят восстановить в нетленной памяти народа имя еще не одного доблестного, но пока безвестного защитника Отчизны. Ну, а если у читателей возникнет благородное желание подражать поступку героев повествования, автор будет вдвойне рад».

После окончания войны Евгений Петрович еще два года продолжал службу в армии.  За боевые заслуги он был награжден шестью правительственными наградами, из них два ордена и четыре медали.

 После возвращения в мирную жизнь он продолжил свою трудовую деятельность в городе Магнитогорске (род. в Тамбовской обл.).  В 1947 году он занял должность заведующего отделом культуры и быта редакции  газеты «Магнитогорский рабочий», позже - директора Магнитогорского Дома культуры (1959 г.),  редактора заводской многотиражной газеты «Калибровщик» (1966 г.), был зачислен в штат редакции газеты «Магнитогорский рабочий» в качестве корреспондента (1976 г.). Стоит отметить, что все, кто когда-либо с ним работал, отзывались о нем как о самобытном журналисте, добром и  справедливом человеке.

В марте 1993 года Евгений Эктов ушел из жизни.


Еще один свидетель тех страшных исторических событий, наш земляк, непосредственно воевавший на поле боя, тоже записал свои воспоминания в литературных заметках. «…Как хочется, чтобы наши потомки знали правду – окопную правду о Великой Отечественной войне…» - писал ветеран войны, кавалер ордена Славы Борис Петрович Нагибин.

Его фронтовая история началась с 1943 года и продолжилась до самого окончания  Великой Отечественной  войны.

«В феврале 1943 года меня призвали на службу в Красную Армию из старинного красивого города на Каме Чистополя. С другими десятиклассниками, с неказистыми котомками отправились пешком до железнодорожной станции Нурлата, а затем поездом до г. Владимира. Железнодорожный вокзал, плакат, на котором изображен немецкий штык, направленный на женщину с ребенком и написано - «Воин Красной Армии – спаси!».  Тот плакат остался в моей памяти на всю жизнь…».

Во Владимире Борис Нагибин стал курсантом Винницкого военно-пехотного училища, которое располагалось в Суздале. «Летом 1943 года приехали в училище офицеры с голубыми погонами. Провели беседы о добровольном переходе на службу в воздушно-десантные войска. Голубые погоны, эмблемы нас покорили. Несколько курсантов согласились и вот мы в Подмосковном городе Раменское. Началась наземная парашютно – десантная подготовка, прыжки с аэростата, с самолета, бесконечные тревоги, изнурительные марш-броски… Спали в лесу, питались не вовремя, строили землянки… Тут оценили привитые нам в училище дисциплину и порядок». А 21 июня 1944 года началась большая наступательная операция по освобождению Южной Карелии, затем — Венгрии, Австрии, Чехословакии.

На фронте Б. Нагибина считали везунчиком. Сам Борис Петрович оправдывал это тем, что его мать Екатерина Федоровна, религиозная женщина, рассказывала, что он родился в «рубашке» и  поэтому всю жизнь его будет сопровождать ангел-хранитель.

Боевым эпизодом, доказывающим данный факт, поделился Нагибин с редактором газеты «Чистопольские вести» Е. Ф. Полосухиным: «…Было лето 1944 года. Войска Карельского фронта под руководством генерала К. А. Мерецкова форсировали широкую и глубокую реку Свирь, закрепились на противоположном берегу и вели ожесточенные бои за освобождение Южной Карелии. Наш батальон готовил наступление на один из населенных пунктов. Наша минометная рота вела огонь, прокладывая пути и проделывая проходы для стрелковых рот… Выпустив все мины, мы заняли оборонительный рубеж в воде и сдерживали этот рубеж целую ночь. С восходом солнца мы отошли несколько назад, на огневые позиции у своих минометов. Развели костер. Мокрые и продрогшие дремали у костра. По какому-то внутреннему сигналу я поднялся от костра и лег в ранее вырытый окопчик. В это мгновение прозвучал сильный взрыв. Поднялся, посмотрел – снаряд угодил прямо в костер (это был единственный шальной снаряд противника)… Осколками снаряда убило командира отделения. В который раз меня спасло от неминуемой смерти это внутреннее интуитивное чувство…».  

После окончания Великой Отечественной войны Борис Петрович продолжил службу на Дальнем  Востоке, в Приморском крае. Демобилизовался в 1949 году.

В 1950 году Б. П. Нагибин поступил учиться в Челябинский техникум физической культуры, который располагался в Магнитогорске. Всю послевоенную жизнь он посвятил развитию спортивного и физкультурного движения. До последних дней вел активную работу по военно-патриотическому воспитанию молодежи, делясь своими воспоминаниями о сражениях.

             О войне и боевых товарищах он печатал очерки в газете родного города «Чистопольские известия», а также в «Советской Абхазии», «Магнитогорском рабочем».

До последнего дня Борис Петрович не терял связь со своими однополчанами, переписываясь и встречаясь с ними. С каждым годом однополчан становилось все меньше. Б. П. Нагибин ушел из жизни 1 февраля 1999 года на 75-году жизни.

Нельзя не отметить заслуги Б. П. Нагибина перед городом. За многолетний и добросовестный труд он был награжден знаком «Отличник физической культуры и спорта», грамотой советского Комитета ветеранов войны за активную работу  по военно-патриотическому воспитанию молодежи, а также ему было присвоено звание  «Почетный ветеран г. Магнитогорска».

В 2003 году в Магнитогорске на фасаде дома, где жил Б. П. Нагибин (пр. Ленина, 47/1), была установлена мемориальная доска с надписью: «В этом доме с 1955 г. по 1999 г. жил участник Великой Отечественной войны, руководитель и организатор физической культуры и спорта в г. Магнитогорске».

В память о погибших или пропавших без вести в годы Великой Отечественной, героях, совершивших самоотверженный подвиг ради жизни потомков, в Магнитогорске на памятных плитах у Вечного огня, на мемориальных досках Аллеи Славы навсегда внесены имена магнитогорцев.

Также, для увековечивания памяти участников и жертв Великой Отечественной войны всенародной традицией стало прохождение 9 Мая во всех городах страны акции «Бессмертный полк».  Родственники фронтовиков, как погибших, так и выживших, их дети, внуки и правнуки проходят в этот день колонной по улицам городов с их фотографиями в знак сохранения  личной памяти каждой семьи о Великой Отечественной войне.

Е. П. Эктов, ф. 522, оп. 1, д. 29, л. 3 г. Бузулук, 25 сентября 1941 г.


Статья главного архивиста МКУ «Городской архив»
г. Магнитогорска О. В. Рыжкиной
(к Указу Президента РФ от 28.04.2018 г.  № 181).


«Артист и поэт» - об артисте Магнитогорского драмтеатра им. А. С. Пушкина Юфереве Виталии Михайловиче, заслуженном работнике культуры РСФСР.

2019 год в России объявлен Годом театра.
Магнитогорский драматический театр имени А. С. Пушкина начал «светить городу с тех пор, когда и города-то еще не было. «Парус над степью» – называли его в 30-х годах. В 1931-м году на базе агитбригады решением городского комитета ВЛКСМ был создан Магнитогорский театр рабочей молодёжи - ТРАМ, первый профессиональный театр в городе. 15 февраля 1937-го года Магнитогорскому театру рабочей молодежи присвоено имя А. С. Пушкина. С 1 сентября 1937-го года ТРАМ становится городским драматическим театром им. А.С.Пушкина.
В годы Великой Отечественной войны многие работники ушли на фронт, но театр не был закрыт. Первый послевоенный 1946 год оказался очень трудным для театра (его покинул штатный режиссер и ведущая актриса). Но несмотря ни на что был открыт новый театральный сезон. В этот период и пришел на службу в Магнитогорский драматический театр им. А. С. Пушкина Виталий Михайлович Юферев.
В. М. Юферев родился 6 мая 1916 года в селе Мудрово Вятской губернии (в наст. вр. – Кировская обл.) в семье священника. В 1939 году его отец был репрессирован. Как сына заключенного его исключили из горно – обогатительного техникума в г. Асбесте, но он поступил в Свердловское театральное училище.
В 1940 году, сразу после окончания училища, Виталий Михайлович был отправлен в действующую 22-ю армию артиллерийского полка. Уже в первые годы службы он принимал участие в ожесточенных оборонительно-наступательных боях. Несколько раз он был ранен и даже взят в плен, из которого удалось бежать.
Будучи участником Великой Отечественной войны, младший сержант Юферев был зачислен в армейский ансамбль песни и пляски. Фронтовому артисту пришлось освоить образ конферансье, выступать чтецом, петь в хоре. Солдаты с нетерпением ждали выступлений артистов, скрашивающих их отдых между боями. Шутки, песни, частушки давали воинам жизнерадостный отдых, поднимали их боевой дух.
Самим участникам ансамбля тоже приходилось нелегко: в часы затишья, пешком, нагруженные баянами и духовыми инструментами они продвигались к линии фронта, чтобы поддержать бойцов. Иногда концерты прерывались из-за неожиданного наступления немцев и артисты гибли вместе с солдатами.
Виталий Михайлович выступал на фронтовой сцене до конца войны. Со временем он сам стал автором фронтовых песен, вошедших в репертуар ансамбля. В своих «робких» стихах он хотел передать все увиденное и пережитое на войне:

Где наших дней безоблачных начало?
Нам выпало так мало тишины…
На загражденья минные бросало,
Но мы не глохли в грохоте войны.
И если вновь ударит непогода —
Мы выстоим, как надо, жизнь любя…
В конце концов за прожитые годы
Нам просто не в чем упрекнуть себя.

Газета «Вперед за Родину!» заинтересовалась первыми литературными опытами солдата. Так Юферев получил возможность участвовать в семинаре для начинающих, где проводились интереснейшие беседы о поэзии, читали свои стихи известные и начинающие поэты. Здесь Виталий Михайлович познакомился с такими литераторами как Г. Санников, А. Григулис, Н. Альтман, С. Смирнов от которых перенял профессиональный опыт. Свое литературное творчество В. Юферев продолжил и после демобилизации.
1945 год для Юферева оказался вдвойне счастливым – день Победы 9 Мая он встретил под Бухарестом в Румынии с новоиспеченной женой, военным врачом Зинаидой Ивановной. В будущем они вместе вырастят сына и дочь.
В 1946 году Юферев приехал в Магнитогорск. Устроился актером в Магнитогорский драматический театр им. А. С. Пушкина, где проработал до 1989 года. Свою первую роль сыграл в постановке Е. Амонтова по пьесе К. Симонова «Под каштанами Праги». Запомнилась зрителям в его исполнении роль председателя колхоза Филимонова из спектакля по пьесе А. Салынского «Мария» - человека эгоистических интересов, стяжателя и совершенно противоположный образ шофера-ветерана из «Веселого тракта» и т. д. Виталий Михайлович никогда не отказывался от эпизодических, незаметных на первый взгляд ролей. Ему в нескольких штрихах удавалось обрисовать характер своего героя.
Особенно он любил играть в детских сказках, считая детского зрителя самым непосредственным. С удовольствием участвовал в детских новогодних праздниках в роли Деда Мороза.
Всего за 40 лет работы в театре им было сыграно около 250 ролей.
Одновременно с театральной деятельностью он продолжал вести литературную жизнь.
С 1958 года В. М. Юферев являлся неизменным членом городского литературного объединения. Виталий Михайлович выступал со своими стихами перед молодыми рабочими в цехах, на строительных площадках, перед школьниками и студентами. Ему нравилось вступать в диалог со слушателями, отвечать на их вопросы…
Юферев В. М. является также автором песенных текстов. Его стихи положены на музыку композитора Д. Б. Кабалевского, А. М. Мордуховича, В. Л. Титова, И. И. Шутова.
Неоднократно песни на слова поэта завоевывали призовые места на различных конкурсах. Так, например, он является автором слов баллады «Дала ему крылья Магнитка». Песня получила высшую оценку на областном конкурсе произведений самодеятельных музыкантов и поэтов, посвященном 50-летию Советской власти. В ней повествуется о нашем земляке, летчике Герое Советского Союза И. Ф. Павлове.
Одна из песен посвящена другому нашему земляку сталевару Алексею Грязнову, погибшему в годы Великой Отечественной войны. «Песню о сталеваре» исполнял хор Дома культуры профессионально-технического образования в День металлурга.
Многие песни В. М. Юферев посвятил родной Магнитке, ее труженикам, строителям и металлургам.
Поэтическое творчество автора заключено в цикле стихов «Фронтовая тетрадь», «Меридианы», «Под березовыми парусами».
Стихи и сцена дополняли друг друга на протяжении всей жизни артиста.
В 1979 году он был удостоен звания Заслуженного работника культуры РСФСР.
В 1985 - награжден орденом Отечественной войны II степени.
Проходили годы, но память часто возвращала Виталия Михайловича в прошлое. «Нет-нет да и вынет из ящика письменного стола тетрадь в серой обложке, задумчиво полистает страницы. Пожелтевшие от времени фотографии, номера фронтовых газет, письма, наклеенные на тетрадных листах. Они прошли с ним когда-то длинный путь по военным дорогам, запрятанные в вещевой мешок, в карманы шинели…» (из ст. «Фронтовая тетрадь сержанта Юферева», 1965 г., авт. О. Карпова).

Ведь со мной произошло все это,
не приснилось, не придумал я.
Так откликнись звонким долгим эхом,
радостные слезы не тая,
прошуми осенней непогодой,
громом пушек, трелью соловья,
повторись, шагая через годы,
фронтовая молодость моя.

Умер В. М. Юферев 19 февраля 1994 года.

 Сказка Оловянные кольца. Доктор Лечиболь Юферев В

На снимке: Сказка Оловянные кольца. Доктор Лечиболь - Юферев В. М., 1963 г.

В ночь лунного затмения. Аксакал Юферев В. М

На снимке: В ночь лунного затмения. Аксакал - Юферев В. М. 1969-1970 гг.



Статья ведущего архивиста МКУ «Городской архив»
г. Магнитогорска Г. А. Мироненко

Ко Дню памяти и скорби

                  Военнопленные.
22 июня… День памяти и скорби. В этот день мы возвращаемся к трагическим событиям для нашей страны – началу Великой Отечественной войны. В стенограмме доклада, прочитанного на собрании агитаторов в Москве 22 июля 1942 года, когда наши войска терпели поражение и, когда исход войны и её последствия не поддавались каким – либо прогнозам или учёту, читаем следующее: «Наше время – эпоха великой отечественной войны Советского Союза против гитлеровской Германии – войдёт в историю как период, который определил на ближайшее десятилетие весь основной путь развития государств и народов…».
С самого начала войны через все средства массовой информации, лекторы и агитаторы воспитывали не только железную дисциплину и преданность советских людей своей родине, но и смертельную ненависть к врагу, например, приводя слова капитана Сафонова из пьесы Константина Симонова «Русские люди»:
«…очень жить я хочу, долго жить. До тех пор жить, пока я последнего немца своими глазами мёртвым не увижу. Самого последнего и мёртвым. Вот здесь вот, под ногами у меня».
Тем, кто видел своими глазами сожженные города и деревни, расстрелянных женщин и детей, виселицы и газовые камеры, ненависть к фашистам не нужно было воспитывать, она была не только естественной, но и оправданной.
Таким образом, тема военнопленных немецкой армии всегда была болезненной и деликатной и в силу выше сказанного и в силу своей секретности.
Продолжающиеся дискуссии о характере советского плена, требуют тщательное исследование всех документальных источников. В конце 20 – го тысячелетия на основе некоторых из них издан документальный сборник под названием «Военнопленные в СССР 1939 – 1956 гг.». Речь идёт об отзывах военнопленных и интернированных из Германии и союзных ей государств, хранящихся в Российском государственном военном архиве в фондах Главного управления по делам военных и интернированных НКВД – МВД СССР.
Что касается города Магнитогорска, то он явился одним из тыловых городов Урала, куда в конце 1944 года начали прибывать военнопленные. Среди военнопленных немецкой армии были не только немцы, но и чехи, венгры, румыны, австрийцы и т.д. Большая часть поступивших пленных были ослаблены и часто обморожены. По документам спецгоспиталя № 5921, который дислоцировался в г. Магнитогорске, большей частью военнопленные болели такими заболеваниями, как дистрофия, туберкулёз, желудочные и др. Прибывающие в лагерь военнопленные проходили обязательный карантин в течение 21 дня. За этот период они проходили не только медицинское освидетельствование, но и определялась категория их трудоспособности.
Согласно Положению о военнопленных, которое вышло 1 июля 1941 года, утвержденное постановлением №.1798С СНК СССР, на промышленных, строительных и сельскохозяйственных работах могли использоваться военнопленные только рядового и унтер - офицерского состава. Офицеры же привлекались, практически, только на внутрилагерные работы.
Между городскими организациями и лагерными отделениями составлялись соглашения об использовании военнопленных. Например, согласно соглашению между обувной фабрикой №1 и лагерным отделением № 31 было выделено в распоряжение фабрики 100 человек, которых фабрика обязалась обеспечить спецодеждой и обувью. Оплата военнопленных была установлена из расчёта 15 рублей за восьмичасовой рабочий день. Наравне с вольнонаёмными рабочими военнопленным выплачивались премиальные и прочие надбавки. Тем, кто перевыполнял нормы, фабрика выделяла горячее питание. Расчёты по оплате военнопленных производились фабрикой непосредственно с лагерным отделением.
Также, например, военнопленным, которые работали на объектах треста «Магнитострой «за достигнутые производственные успехи»… и «в ознаменование празднования Нового 1949 года» начальником лагеря № 23 были выданы премии в размере 100 рублей. Двое из 32 военнопленных получили премию по 50 рублей и отрезы ткани по три метра каждому
Воспоминания непосредственных участников событий тех лет могут рассказать о жизни немецких военнопленных в Магнитогорске и об отношении горожан к ним. Так, по воспоминаниям ветерана треста «Магнитострой, участника Великой Отечественной войны Дмитрия Даниловича Плехуна, воевавшего с немецким противником, что называется лицом к лицу, в 1947 году ему пришлось строить с немецкими военнопленными дома в 13 и 14, 21 кварталах г. Магнитогорска.
По словам ветерана, среди 100 военнопленных, находившихся под его началом, были немцы, венгры, австрийцы в возрасте от 25 до 50 лет. «Все были одеты в немецкую форму, знаков различия не было…, по специальности были строители, один архитектор, учителя, медработники, фермеры». Д. Д. Плехун был предупреждён, чтобы к военнопленным он относился «корректно и не имел к ним никакой предвзятости и злобы…».
«Военнопленные выполняли земляные работы, кладку фундамента, стен, монтаж перекрытий и лестничных клеток. На работу и с работы их водили строем под конвоем, территория стройки тоже была огорожена. Конвой и охрана были символическими, так как военнопленным бежать было некуда, всё равно поймают….».
Действительно, среди военнопленных были и те, кому разрешалось свободно передвигаться и работать без надзора.. Так, согласно документам лагерного отделения №31 от 6 июня 1946 года, которое также дислоцировалось на территории г. Магнитогорска, списочная численность военнопленных и интернированных составляла 1566 человек. Из них 563 человека передвигались без конвоя. Но, когда военнопленные нарушали существующий режим, их наказывали гауптвахтой и водворяли в зону на работы под охраной гарнизона.
Нарушения, которые часто имели место среди военнопленных, были связаны с воровством и дальнейшим обменом или продажей украденного среди военнопленных или среди гражданского населения. Также продавалось лагерное имущество: фуфайки, брюки и т.д. Так один из военнопленных «на производстве продал свою шинель за 180 рублей…». В связи с этим был арестован «строгим арестом на трое суток», а стоимость шинели была удержана в доход государства.
В одном из приказов начальника лагерного отделения № 23 за 1949 год военнопленный, который работал киномехаником был «снят с должности» и направлен под охрану гарнизона за то, что «самовольно уехал на Кирпзавод к знакомой русской девушке, где был задержан» и доставлен в лагерь. Были, конечно, и более серьёзные нарушения и, соответственно, более строгие дисциплинарные наказания.
Дисциплинарные взыскания получали и сотрудники лагерных отделений. Проверки содержания военнопленных проводились регулярно. Так в одном из пищеблоков лагерного отделения №23 были замечены факты злоупотреблений при закладке мяса. Повара доливали воду в суп и, соответственно, «за счёт военнопленных готовились блюда из мяса для поварского состава». В связи с этим инцидентом начальником лагерного отделения № 23 был назначен новый заведующий пищеблоком, и было введено круглосуточное дежурство по пищеблоку из числа сотрудников.
Условия, в которых жили военнопленные, размещённые в бараках и землянках, не всегда соответствовали указаниям и правилам содержания военнопленных. Но многие жители тыловой Магнитки в первые, послевоенные годы также испытывали нужду в одежде, питании, и ещё очень долго жили в бараках и землянках.

     Тема плена периода Великой Отечественной войны всегда воспринималась неоднозначно. Но правдивое освещение прошедшей войны ничуть не умаляет героизм и патриотизм нашего народа, а лишь подтверждает неоспоримый факт, что благодаря русскому солдату большая часть европейских государств была освобождена от фашистских захватчиков.



Статья главного архивиста МКУ «Городской архив»
г. Магнитогорска О. В. Рыжкиной
(к 90-летию Магнитогорска и
к Указу Президента РФ от 29.05.2017 г.  № 240)


«Забота о самых маленьких»  

 О развитии дошкольного воспитания в г. Магнитогорске в 30-х годах

29 мая 2017 года вышел Указ Президента РФ "Об объявлении в Российской Федерации Десятилетия детства» (2018 – 2027 гг.). Он был создан в целях совершенствования государственной политики в сфере защиты детства.
Забота о детях в первой половине 1930-х гг. была одной из приоритетных задач. Когда, в январе 1929 года у горы Магнитной началось строительство металлургического завода, на площадку стали прибывать первостроители с женами и детьми. Для того, чтобы женщины могли участвовать в производственном труде, заботу о детях предполагалось отвести сети детских учреждений.
Первые дошкольные учреждения на Магнитострое были открыты отделом народного образования в июне 1930 года. Это были ясли № 1 на 3-ем жилом участке (зав. т. Рюмина). В 1932 г. в городе было открыто еще двое яслей, в 1933 г. – 18. Однако посещаемость детьми яслей была невысокой. Одной из причин непосещаемости являлся высокий процент заболеваемости детей. Из – за быстрого роста города органы здравоохранения не могли организовать свою деятельность в полном объеме. Ситуация нормализовалась к 1933 году, когда сеть учреждений здравоохранения развернулась во всех видах медицинской помощи.
К концу 1931 года в городе было организовано 24 детских сада. В 1930 – 1931 гг. детские сады по своей форме и содержанию были больше похожи на детские площадки временного типа. Только с 1932 года они стали принимать характер общепринятого дошкольного учреждения. К концу 1932 года в Магнитогорске насчитывалось 83 детских учреждения с 4 960 воспитанниками.
Расширение сети дошкольных учреждений привело к созданию в 1933- 1934 годах методического кабинета - центра методического руководства учреждениями. Для улучшения деятельности дошкольных учреждений стали определяться задачи и объем содержания работы с детьми по каждой возрастной группе.
Появилась необходимость в увеличении дошкольных кадров. При педагогическом техникуме открылось дошкольное отделение с общим количеством учащихся 114 человек. За период с 1932 – 1934 годы в нем были обучены и переподготовлены 550 дошкольных педагогов.
2 августа 1932 года Президиум горсовета издал резолюцию об организации дошкольного всеобуча. В 1932 году дошкольный всеобуч в г. Магнитогорске составил 91%. Дальнейшее закрепление всеобуча, а также улучшение дошкольного воспитания планировалось провести через введение круглосуточных групп и увеличение времени пребывания детей в детсаде до 12 часов.
Для более удовлетворительного состояния детских садов, а также для повышения их посещаемости, приказом по Магнитогорскому комбинату от 14 сентября 1934 года детские сады и ясли были переданы в ведение комбината. В результате обеспечение детей качественно улучшилось. 100% детей металлургов были обеспечены обслуживанием в дошкольных учреждениях.
Создать комфортные условия для детей старались во многих садах города. Так, в 1933 году к новому учебному году в детском саду имени Крупской, который обслуживал 75 детей, была окрашена вся мебель, выстроено овощехранилище, коммунально – бытовым отделом был озеленен участок детского сада, к весне 1934 года планировалось обустроить площадки для игр детей на свежем воздухе. Вскоре для детей работниц, занятых на производстве в ночное время, в саду организовалась ночная смена на 15 человек.
В 1934 году строительство дошкольных учреждений было реализовано на 100%. В эксплуатацию ввелись 12 новых детских садов. Всего в 1934 году в Магнитогорске действовало 68 дошкольных учреждений, в которых состояло 4050 детей.
В этом же году Народным Комиссариатом просвещения РСФСР были приняты новые программы и внутренний распорядок детского сада. Эти программы включали общественное, физическое, художественное воспитание, возрастные игры, рисование, лепку и трудовые занятия, развитие детской речи и занятия с книгой и картинкой, начальные знания о природе, развитие первоначальных математических представлений и навыков, занятия по чтению и письму. Составители программ пытались учесть в большей степени возрастные особенности детей.
Несмотря на то, что многие дети посещали детские сады, значительную часть своего времени ребенок проводил в семье. Поэтому важным и своевременным стал конкурс материнства на лучший уход за детьми, объявленный горкомом комсомола и горсоветом. Подобные конкурсы начали проводиться с конца 1933 года. Основным их условием являлось: наличие у ребенка своего уголка с книгами и игрушками, отдельной кровати, белья, полотенца и зубной щетки.
Более двух тысяч семей Магнитогорска приняли участие в конкурсе. За время его проведения в рабочих семьях было поставлено 500 детских коек. Десятки родителей собственными руками мастерили для своих детей кроватки, столики, стульчики, шкафчики. Лучшие врачи, медсестры и педагоги включились в борьбу за улучшение быта детей. Педагог детского сада № 23 втянула в конкурс 90 семей и сумела привлечь в помощь к родителям доменный цех, который изготовил 30 детских кроваток, 75 стульев, организовал 4 открытых детских площадки.
Детям старались создать условия радостной жизни. В июле 1936 года ребята из образцового детского сада № 22 на дачном поезде отправились в загородный лагерь, расположенный у станции Джабык. Дети были размещены в чистом светлом бараке, окруженном зеленью. С детьми проводились игры и обеды на свежем воздухе, и, согласно режиму, обязательный «тихий час».
В городе продолжалось строительство детских садов. В 1936 году были построены еще два сада – на Щитовом поселке и на 5 участке. К 1936 году для обеспечения дневного отдыха все детские сады были оборудованы спальнями с железными койками, матрацами и постельным бельем.
Большое значение для дальнейшего развития дошкольных учреждений имели правительственные постановления о воспитании дошкольников. Постановлением от 6 июля 1935 г. «О мероприятиях по упорядочению работы детских садов» устанавливалась 9-часовая длительность работы детских садов. Там, где было необходимо, рекомендовалось круглосуточное обслуживание детей, вызванных условиями работы матери. Таким образом, в Магнитогорске в целях обеспечения возможности матерям работать на производстве были открыты ночные группы в шести детских садах.
К 1936 году сады значительно лучше стали снабжаться оборудованием учебного и игрового материала. Значительно улучшились педагогические кадры садов. Учебная и воспитательная работа в саду стала вестись по твердым программам. У ребят воспитывали любовь к Родине, расширяли их общий кругозор, формировали наблюдательность, инициативу и творчество. С 1936 г. в детских садах впервые стали устраивать новогодние елки, доставлявшие воспитанникам много радости.
В 1937 году были построены по специальному проекту базовые ясли на 7 групп с кабинетом по методической и педагогической работе. В яслях имелись музыкальный и игровой залы. В огромном большинстве садов имелся зал для игр и физкультуры, спальни, душевые, ванные комнаты. Проектирование и строительство этих яслей консультировал врач – педиатр Краузе Фридрих Оскарович, который в дальнейшем стал руководить методической работой яслей. Для учащихся медицинского техникума и курсов ясельных сестер эти ясли стали практической школой.
В этом же году Магнитогорский горсовет вынес решение о постройке двух детских садов по 100 мест каждый во 2-ом квартале Кировского района для обслуживания детей рабочих завода.
В 1939 году в Магнитогорске было 27 яслей, в которых воспитывалось 2118 детей. По постановлению правительства, в четырех пунктах города были построены новые ясли – дворцы, располагающие всеми удобствами. Магнитогорская детвора продолжала ежегодно выезжать в лагеря и на дачи. Организованный в 1935 году санаторный лагерь в Анненске с каждым годом увеличивал пропускную способность. Так, если в 1934 году в нем отдохнуло только 100 детей, то в 1939 году эта цифра увеличилась в 21 раз.
В 1939 году за Магнитогорской госсанинспекцией был закреплен обязательный контроль за детскими учреждениями, в том числе детскими садами, яслями. Лагеря перед посещением детей обследовались согласно санитарным требованиям.
Для улучшения работы среди детей городским отделом образования были привлечены культурные учреждения Магнитки – цирк, кино, музыкальная школа, сеть библиотек.
      Период 30-х годов ХХ века примечателен тем, что все проблемы дошкольного воспитания стали решаться на научной основе. Научное исследование  образования было обусловлено процессом постоянного развития и совершенствования этой сферы социальной  жизни.



Статья ведущего архивиста МКУ «Городской архив»
г. Магнитогорска Г. А. Мироненко
К 90 – летию г. Магнитогорска

Магнитогорск не сразу строился

В 2019 году город Магнитогорск отмечает своё 90 – летие. Строительство города Магнитогорска, которое, в первую очередь, было о связано со строительством металлургического комбината, начиналось трудно, несмотря на пристальное внимание руководства страны Советов к «стержневому пункту разрешения Урало - Кузнецкой проблемы» по созданию на востоке второй угольно – металлургической базы. По всей вероятности, опыта строительства гигантского завода, что называется с нуля, в голой степи у руководства страны не было. Масштаб строительства требовал большое количество рабочей силы, которое нужно было обеспечивать жильём, но, несомненно, первоочередной задачей на Магнитострое был пуск первых домен и других промышленных объектов будущего комбината.
Разными путями прибывали люди на строительство металлургического гиганта. Одни прибывали по вербовке, другие – по зову партии и комсомола, третьи – не по своей воле, а на спецпоселение. Большое количество крестьян района также стекалось на участки Магнитостроя. И всё это прибывающее население нужно было размещать. Фактически, капитальное строительство города и его инфраструктура, выражаясь современной терминологией, сильно отставала от строительства промышленных предприятий будущего комбината. И это естественно, ведь на строительных участках Магнитостроя одновременно возводились и первые домны, электростанция, плотина, коксохимкомбинат и др.
Что касается капитального жилищного строительства в Магнитогорске, то оно было ознаменовано строительством капитального жилого дома в первом квартале соцгорода, как было принято называть в 30 – х годах и ещё долгое время левобережную часть Магнитогорска. Под фундаментом жилого дома, расположенного на Пионерской улице, был заложен документ – акт от 5 июля 1930 года следующего содержания: «В дни XVI cъезда ВКП (б) на северном склоне горы Кара – Дыр, в присутствии 14 тысяч рабочих, произведена закладка и преступлено к работам первой части города Магнитогорска».
. В декабре 1930 года в документах горсовета так характеризуется строительство будущего города: «Для обеспечения рабочих жилищными условиями и всеми потребностями социалистического быта, при заводе строится культурный город, рассчитанный на вмещение 150 тыс. населения с расширением в дальнейшем до 200 тыс. и больше. К моменту пуска завода первой очереди готовится жильё на 10 тыс. человек населения».
А пока основная часть вновь прибывших на строительную площадку людей, располагалась во временном жилье: в палатках и бараках. Да и этой жилплощади катастрофически не хватало, потому что строительство жилья не успевало за потоком прибывающего населения. По данным Магнитогорского отдела здравоохранения жилищная норма на одного живущего в бараке в 1931 году, «не превышала 1,3 – 1,4 кв. м против установленной Магнитостроем нормы
3, 5 кв. м.».
К примеру, на начало августа 1931 года Построечное управление «Союзкокс» располагало 52 общими бараками, «комнатными» бараками в количестве 15
и 9 двухэтажными домами для служащих. Общий барак был рассчитан на 120 человек. Бараки с отдельными комнатами и дома для служащих должны были вместить по 50 человек каждый. Вся эта жилая площадь была рассчитана примерно на 7, 5 тыс. человек. В действительности же в них проживало свыше 10, 5 тыс. человек, кроме того «1378 человек были поселены в 70 палатках».
С наступлением холодов необходимо было не только утеплять существующие бараки, но и переселять людей из палаток. Недостаточное снабжение тёплой спецодеждой с приближением холодов, отсутствие постельных принадлежностей – всё это крайне ухудшало жилищные условия.
Отстающее от потребности строительство жилых помещений объяснялось недостатком в лесоматериалах и отсутствием рабочей силы, которая была занята на строительстве основных объектов будущего комбината.
Летом 1931 года на строительстве будущего коксохимкомбината резко возросла текучесть кадров. Если в мае месяце текучесть кадров составляла 14%, то в июле достигла 26,5 %. Главными причинами текучести являлись ухудшение снабжения, плохие жилищные условия и задержка в выплате заработной платы. Всё это вызывало возмущение среди рабочих и, соответственно, уход со строительства или даже побег. Среди них были и те, которые приезжали на строительство на два – три дня, знакомились с обстановкой, получали спецодежду и благополучно убывали восвояси. Таким образом, не смотря на то, что около 60% рабочих приезжала на строительство по вербовке и самотёком, в начале строительства комбината текучесть кадров сложно было остановить. Но был на строительстве и «запасной вариант» пополнения рабочей силы. Согласно конъюнктурному отчёту Магнитогорского построечного управления «Союзкокс» «с прибытием спецкадров» на строительство вопрос о нехватке рабочей силы «значительно смягчился». «В конце июля на Магнитострой прибыло 3657 человек спецкадров», кроме того, «в первых числах августа прибыло ещё 1358 человек». Правда, как следует в отчёте, спецкадры прибывали семьями, и трудоспособная часть прибывших составила 1492 человека, остальное количество прибывших были отнесены «к малолетним, старикам и слабосильным».
Прибывшие на строительство спецкадры были размещены в двенадцати, наспех построенных бараках, которые были лишены кровли. Предполагалось, что завершать строительство будут сами жильцы. А в ближайшем будущем ждали прибытия на площадку ещё 10 тыс. человек спецкадров.
В 1931 году в канун 14 годовщины Октября треугольником строительства во главе с её начальником Яковом Гугелем был послан рапорт в ЦК партии и правительства. Наряду с успехами окончания строительства первой очереди промышленных объектов Магнитогорского комбината «в составе двух домен, воздуходувной станции, первой очереди центральной злектростанции, двух коксовых батарей, рудника им. т. Кабакова», совершенно чётко было сказано, что «жилищно – бытовой участок до сих пор остаётся самым отсталым».
Тем удивительней, что в таких нечеловеческих условиях, многие первостроители проявляли такой трудовой героизм, который позволил к началу 1932 года запустить первую домну.
А Магнитогорск, получивший статус города на основании постановления ВЦИК  10 июня 1931 года, пока продолжал жить во временном жилье.



Статья главного архивиста МКУ «Городской архив»
г. Магнитогорска О. В. Рыжкиной
(К 100-летию ВЛКСМ)

«Они шагали впереди» - о комсомольцах 60-х годов.

    29 октября 2018 года исполнится 100 лет со дня образования Всесоюзного ленинского коммунистического союза молодёжи  (ВЛКСМ). Пожалуй, нет в истории других примеров такого мощного молодежного движения, каким был Ленинский Комсомол. Он объединял в своих рядах передовую советскую молодёжь, мечтающую быть полезной своей Родине. Самые дерзновенные достижения в СССР, в том числе и строительство Магнитки (1929), состоялись при созидательном участии ВЛКСМ. На протяжении всех 60-х годов 20 века ВЛКСМ оставался  массовой и общественной организацией.
Легендарная Магнитка положила начало Всесоюзным ударным комсомольским стройкам, оставаясь визитной карточкой Челябинской областной комсомольской организации, вплоть до самороспуска комсомола.
В 1960-е годы одной из первых ударных комсомольских строек города был стан «2500». При его сооружении использовались самые передовые методы строительства, в связи с чем Госстрой РСФСР, Всероссийский комитет народного хозяйства, Челябинский совнархоз и Научно-техническое общество стройиндустрии провели семинар (1961) по обмену опытом строительства прокатных станов РСФСР на примере стана «2500». На его строительной площадке трудилось более 4 тыс. комсомольцев и молодежи, решительно настроенных на перевыполнение планов. Так, комсомольско – молодежная бригада «Прокатмонтажа» за короткий срок смонтировала и полностью сдала редуктор третьей черновой клети. При непосредственном участии комсомольцев был реконструирован узел гидравлики моталки двухклетьевого и пятиклетьевого станов, что дало, в свою очередь, большую экономию веретенного масла. Стан «2500» горячей прокатки был сооружен в рекордно короткий срок – восемнадцать месяцев и пущен в эксплуатацию 27 декабря 1960 года. Комсомольской организации металлургического комбината было вручено Памятное Красное знамя ЦК ВЛКСМ.
1962 год для комсомольцев Страны Советов был ознаменован состоявшимся XIV съездом ВЛКСМ. В дни подготовки к съезду ряды комсомольской организации продолжали активно пополняться. Только в городскую комсомолию вступило около 2 тыс. юношей и девушек.
Готовясь к его достойной встрече, молодые рабочие вновь встали на трудовую вахту. По инициативе молодежи на Магнитогорском металлургическом комбинате стали появляться станки и агрегаты имени XIV съезда ВЛКСМ. Инициаторами трудовой вахты навстречу съезду выступили комсомольцы горного управления (секретарь бюро ВЛКСМ Н. Шумкин) и основного механического цеха (секретарь бюро ВЛКСМ В. Кузенков). Молодежь трудилась без нарушения технологии, брака, в результате чего, все, что вырабатывалось сверх плана, шло в фонд бригады станка имени XIV съезда. Так, в вальцетокарном отделении сортопрокатного цеха на счету станков имени комсомольского съезда насчитывалось 1986 станко - часов.
Стоит отметить, что в движении за создание бригад, агрегатов имени XIV съезда, молодежь Магнитогорского металлургического комбината являлась первыми запевалами в Союзе. Эта инициатива была подхвачена комсомольцами Нижнего Тагила, Новокузнецка, Белорецка. И в этих городах стали появляться агрегаты имени комсомольского форума.
В дни предсъездовского соревнования комсомольская инициатива буквально била ключом. Многие цеховые комсомольские организации более активно стали бороться за повышение производительности труда, улучшение качества продукции, правильное ведение технологии. Пример тому, создание в доменном цехе групп молодых конструкторов – новаторов производства. В цехе металлической посуды появился комсомольский штаб по борьбе за соблюдение технологий.
16 апреля 1962 года в Москве состоялся долгожданный XIV съезд ВЛКСМ. На него съехались лучшие представители комсомола всей страны – это почти 4 тыс. делегатов (из 19 млн. членов комсомола). Магнитку представляли секретарь заводского комитета комсомола А. Лапин, молодые рабочие О. Табакова и В. Новиков и др.
На нем было отмечено активное участие комсомола в модернизации и автоматизации оборудования, в борьбе за лучшую в мире продукцию. Съезд для молодых строителей коммунизма ознаменовался принятием устава ВЛКСМ, в котором прописывались права и обязанности членов ВЛКСМ, организационное строение ВЛКСМ, высшие органы комсомола и др. Устав должен был помочь еще выше поднять роль комсомола - передового отряда советской молодежи.
Во второй половине 1962 года появились отряды "Комсомольского прожектора", которые были организованы по инициативе комсомольских организаций Москвы и Ленинграда. Основной их целью была борьба за выявление и использование резервов производства. Так, например, комсомольская организация коксохимического производства контролировала введение в строй новых производственных мощностей для получения кокса и сульфата аммония. Внимание комитета было направлено на получение первосортного сульфата аммония в цехе улавливания № 2. К работе прожектористов производства во главе с начальником А. Гамзиным подключились комсомольцы цеха улавливания № 1. Они посещали производство в свои выходные дни, чтобы проконтролировать соблюдение технологий. Комсомольцы Кынкурогов, Гамзин, молодые коммунисты Тимчук, Самарский и др. нашли причины, мешающие получению высококачественного сульфата, и, таким образом, уже летом продукция цеха улавливания № 2 отгружалась первым сортом.
В январе 1963 года комсомольская конференция треста «Магнитострой» объявила строительство доменной печи № 9